5 июня 2017

Зачем нужен крафт цифровому миру?

Крафтовые дизайнеры из разных стран мира, работающие с разными материалами, рассказывают, какой смысл имеет крафт для жизни современного человека. Мы перевели статью наших коллег из Co.Design о крафте как глобальном тренде.

Крафт ― это не просто способ производства; пожалуй, это способ мышления

Машины постепенно проникают во все аспекты нашей жизни, начиная от того, как мы общаемся, и заканчивая тем, как мы работаем, наряду с дискуссиями о том, как сильно или слабо мы должны этому сопротивляться. Но есть одна область, в которой мы все сдались машинам: потребительство. Практически всё, что мы покупаем, это масс-маркет.

Тем не менее, покупатели жаждут крафта, даже если он становится жертвой промышленного производства. Предприимчивые производители зарабатывают миллионы на Etsy, розничные производители торгуют мелкими партиями в дизайнерских гипермаркетах и дизайн по типу «сделай сам» становится популярным. Все это заставляет задуматься: а где же место крафта в мире, в котором все оцифровано и механическое производство становится более изощренным?

Фонд Loewe (The Loewe Foundation), частная культурная организация, которая поддерживает сценические и изобразительные искусства, дизайн и архитектуру, пробует ответить на этот вопрос, организуя ежегодную премию Craft Prize для крафтовых производителей. Как объясняют победитель премии и несколько финалистов, современная роль крафта далека от устаревшего понимания. Крафт связывает нас с историей, дает нам знания и возможности для творчества.


«АРТИЗАНАЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО – ЭТО ВСЕГДА ЧАСТЬ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА»

Эрнст Гамперл (Ernst Gamperl), немецкий столяр, выиграл Loewe Craft Prize 2017 за Дерево Жизни 2 ー скульптурный сосуд из упавшего дерева.

 Ernst Gamperl, Дерево жизни 2 (Tree of Life 2), 2016. [Фото: Loewe Foundation]

Ernst Gamperl, Дерево жизни 2 (Tree of Life 2), 2016. [Фото: Loewe Foundation]

Ernst Gamperl, Дерево жизни 2 (Tree of Life 2), 2016. [Фото: Loewe Foundation]

Почему дерево?
Дерево – это живой материал. Для меня это один из самых универсальных, элегантных и природно красивых материалов, он к тому же чрезвычайно разнообразен. Каждый брусок обрабатывается по-разному. И они пахнут очень хорошо, когда я работаю с ними.

Как выглядит ваш производственный процесс?
Мои работы сделаны из внесезонной древесины – в основном дуба – с сучками и щелями. Первый шаг самый важный – выбор дерева. У меня возникает что-то вроде диалога с материалом, в котором я распознаю будущий объект, «скрытый» внутри. Затем я обрезаю лишние куски бензопилой и отправляю дерево на токарный станок. Создаю черновую форму, вырезаю задуманную форму и очищаю внешний вид изделия. В конце внешней обработки я использую неортодоксальные материалы, например, известь, глину, уксус и другие минералы.

Какую роль играет крафт в эпоху промышленного производства?
Очень важно найти точки соприкосновения с цифровыми технологиями. У них есть свое место и своя значимость, но определенное впечатление, красота и уникальность вещей не могут быть созданы без мастера, который способен вести диалог с его материалом. Перед изготовлением любого продукта создается прототип. Другими словами, артизанальное (франц. artisan «ремесленник» – прим. «Крафтапа») производство – это всегда часть промышленного производства: работа на компьютере важнее всего, но тонкая, искусная работа вручную останется навсегда.

Сегодня крафт имеет значение?
Да, конечно. Он всецело поддерживает человеческое существо, делает людей более удовлетворенными, потому что они могут увидеть творение своих рук.


«ОН ИССЛЕДУЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ОПЫТ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ВИДИМОГО И РАЗУМНОГО»

Художник из Ванкувера Брендан Танг (Brendan Tang) объясняет противоречия постмодернизма через керамические вещи. Его серия Manga Ormolu – гибрид традиционной и современной керамики.

Brendan Lee Satish Tang, Manga Ormolu Ver. 5.0-s, 2016. [Фото: Loewe Foundation]

Brendan Lee Satish Tang, Manga Ormolu Ver. 5.0-s, 2016. [Фото: Loewe Foundation]

Brendan Lee Satish Tang, Manga Ormolu Ver. 5.0-s, 2016. [Фото: Loewe Foundation]

Brendan Lee Satish Tang, Manga Ormolu Ver. 5.0-s, 2016. [Фото: Loewe Foundation]

Почему керамика?
Керамика – один из самых гибких материалов, с которыми я когда-либо работал. В мире очень мало материалов, которые могут соответствовать диапазону и разнообразию свойств керамики. Ей можно придать форму руками, на гончарном круге, литьем и даже на 3D принтере. Одна из главных причин, почему меня привлекает этот материал – это его способность имитировать внешность многих других материалов. В моей работе керамика играет роль металла, пластика, гофры и даже древнего фарфора. Из-за способности имитации мое воображение безудержно растет.

Как появилась серия Manga Ormolu?
Работа началась с идеи в моем скетчбуке. Когда я придумываю общую композицию, я иду к гончарному кругу, на котором создаю детали изделия. Когда форма фиксируются, я обрезаю лишнее и делаю все детали одинаковыми во многом похожим способом, как создается чайник. Я также добавляю скрытые зажимы и складки на форму вазы – техника, которой я научился в индустрии специальных эффектов.

Когда форма завершена и обожжена, я маскирую вазу, распыляя яркую глазурь на механические элементы. После завершения окрашивания оттенков и узоров на механической части, я перехожу к кропотливому процессу рисования традиционных сине-белых элементов. Эти паттерны есть во многих работах династий Минг, Цин и Юань. Затем ваза отправляется в печь последний раз. После обжига изделие завершается установкой аппаратных элементов, которые завершают комбинированный образ изделия.

Сегодня крафт имеет значение?
Он играет ту же роль, какую и всегда. Он исследует человеческий опыт за пределами видимого и разумного: через наши руки.


«ОН ЗАМЕДЛЯЕТ ВСЕ И НЕ ДАЕТ ТРАДИЦИОННЫМ ТЕХНИКАМ ИСЧЕЗНУТЬ»

Немецкий дизайнер Кристина Роте (Kristina Rothe) создает из бумаги скульптуры. Ее серия Burial Object вошла в финал премии Craft Prize.

Kristina Rothe, Burial object “Steps," 2010. [Фото: Loewe Foundation]

Kristina Rothe, Burial object “Steps," 2010. [Фото: Loewe Foundation] 2010. [фото: loewe foundation]

Kristina Rothe, Burial object “Steps," 2010. [Фото: Loewe Foundation]

Почему бумага?
Мне нравится вес моего материала, он может быть хрупким, легким и стабильным одновременно. Мне нравятся разные состояния бумаги в процессе работы. Например, сложно справиться с влажной и неустойчивой бумагой. И я всегда люблю чувство удивления от высушенного изделия.

Как Вы создавали Burial Object?
Я отлила из гипса круглые сосуды разного диаметра. По этим шаблонам я соорудила новый сосуд. Смешала волокна конопли с водой и нанесла вручную эту бумажную массу на форму.

Какую роль играет крафт в эпоху промышленного производства?
Это важная противоположность нашего автоматизированного мира. Он замедляет все, не дает традиционным техникам исчезнуть и подталкивает нас делать что-то своими руками.

Сегодня крафт имеет значение?
Да, конечно. Он делает нас живыми и счастливыми. Восхитительно использовать или просто смотреть на ручные изделия. Это бесконечная радость быть окруженной и жить среди таких вещей.


«КРАФТ ЧУВСТВУЕТ СЕБЯ БЛИЗКИМ К ТЕЛУ»

Селия Пим (Celia Pym), художник по росписи ткани из Великобритании, исследует вышивку, вязание и штопанье. Ее свитер Ragpile вошел в финал Craft Prize.

Celia Pym, Норвежский свитер из коллекции Ragpile художницы Annemor Sundbø, 2010. [Фото: Loewe Foundation]

Celia Pym, Норвежский свитер из коллекции Ragpile художницы Annemor Sundbø, 2010. [Фото: Loewe Foundation]

Почему текстиль?
Мне очень нравится мягкое и тонкое качество ткани, которую можно носить и любить. Иногда ткань может быть такой тонкой, что остатки пряжи похожи на хрупкую паутину.

Как появилась серия Ragpile?
Меня интересует одежда других народов и как она создавалась. Мне нравится, когда люди говорят о себе через свою одежду. Например, свитер Ragpile любим из-за цвета, теплоты, узора, он сделан кем-то, кого люди любят, потому что они могут двигаться в нем комфортно.

Норвежский свитер появился в коллекции трикотажных изделий художницы Аннемор Сундбо (Annemor Sundbø), которую она собирала с 1970-х, называя ее Ragpile. Аннемор задокументировала, написала о Ragpile, истории норвежских трикотажных изделий и расшифровала узоры и историю одежды.

Я навестила Аннемор в 2009 году. Зная, что меня интересует реконструкция одежды, она дала мне вещь, которая по ее словам была самой поврежденной в коллекции. Ей оказался рваный свитер с синими, белыми, фиолетовыми и черными цветами. Это был первый раз, когда я восстанавливала вещь, не зная кому она принадлежала. До этого момента я обычно разговаривала с владельцами, узнавала, как порвалась вещь, как они носили ее и как лучше починить.

Работая с этим норвежским свитером, я чувствовала себя как детектив, который ищет подсказки того, как повредилась вещь. Например, почему шерсть свалялась в некоторых местах, почему одна часть рукава была фиолетовой, а другая черной? Я медленно собирала недостающие кусочки вместе, используя технику тканного штопанья и простой переплет, чтобы закрыть пробелы. Я делала все белыми нитками, поэтому сейчас легко увидеть какие были повреждения. Узоры свитера помогали мне. На рукавах было так много крупных дырок, что было трудно представить первоначальную форму свитера.

Какую роль играет крафт в эпоху промышленного производства?
Я ценю крафт за осознание моих отношений с материалами. Я ценю прикасание, вес, запах и цвет материалов. Крафт развивает способность работать руками и хранит это знание в вашем теле. Это сокровенное знание, и оно может быть забавным. Такой способ работы дает мне знание возможного масштаба: я использую свои руки и силу, чтобы создать что-то, соответствующее состоянию моего тела.

Это один из способов, которым крафт отличается от промышленного производства. Масштаб, количество и объем промышленного производства могут быть настолько большими, что кажется довольно абстрактным. Крафт, для сравнения, чувствует себя довольно реальным и близким к телу.

Имеет ли смысл крафт?
Крафт имеет значение. Я думаю, это действительно мощная вещь, которая дает понять, что вы можете сами что-то сделать и что у вас есть такая возможность. Смотря на шерсть, дерево, керамику, металл и пластик, я думаю «Я могу сделать с этим что-то». Крафт дает вам это чувство.


«ЖИЗНЬ В ЭПОХУ ЦИФРОВЫХ ИЗОБРАЖЕНИЙ ТРЕБУЕТ ПОЯВЛЕНИЯ ОЩУТИМЫХ И НАСТОЯЩИХ МАТЕРИАЛОВ»

Португальский дизайнер Патриция Домингс (Patrícia Domingues) превращает промышленные материалы в драгоценные предметы, как в ее ювелирной серии Many & Deliberated, сделанной из искусственного камня.

Patrícia Domingues, Many & Deliberated, 2016. [Фото: Loewe Foundation]

Patrícia Domingues, Many & Deliberated, 2016. [Фото: Loewe Foundation]

Почему искусственный лазурит?
Искусственный лазурит – это промышленный материал популярный среди ювелирных компаний. Этот поддельный камень – на самом деле разновидность пластика, смешанного с каменным порошком, кварцем и пигментом – часто используется в типичных ювелирных изделиях для производства кабошонов ( неограненный драгоценный камень – прим. «Крафтапа») для колец и ожерелий. В течение последних нескольких лет я изучала два класса материалов: натуральные камни и все виды искусственных. Различия в происхождении и материальных качествах между ними вдохновляли меня. До сих пор изучение и наблюдение за качеством и хрупкостью материалов было моим главным способом работы.

С одной стороны, камень всегда является уникальным элементом в том смысле, что в природе нет двух одинаковых. Как только камень расколот, действие необратимо. У них свои собственные правила, полные линий и переломов. Работа с камнем означает столкновение с миром высокого качества, который меняется, удивляет и иногда рушит планы. Камни находятся в земле миллионы лет, и пройдя через процесс трансформации, они стали непредсказуемы и трудно понимаемы.

Напротив, реконструированный материал – это массивный промышленный блок. Идея уникальности пропадает независимо от того, где камень выточен, результат всегда один и тот же. Исходное состояние натуральных камней отличается каждый раз, этот материал предсказуем и легко управляем. Камень – объект восхищения, который представляет идиллический образ природы, тогда как искусственный материал работает как чистый лист бумаги, лишенный личности.

Как появилась серия Many & Debiberated?
Мое творчество выражает прямой контакт с материалами и манипуляцию с ними. В большинстве случаев все начинается с моего побуждения найти новый и неожиданный результат. Меня заинтересовала идея воссоздать образ цветка через процесс разрушения. После долгого периода наблюдения и чувствования того, как разрушаются камни, я начала проверять их на хрупкость и давление, чтобы выяснить, как отреагирует материал. Получившиеся детали разломаны и вставлены в цветок, который совершенствуется и выделяется. Я рассматриваю детали как накопление меняющегося образа, который ломит ритмы и узоры разрушенного и восстановленного образа.

Какую роль играет крафт в эпоху промышленного производства?
Как человек, который занимается крафтом, я чувствую, что эти противоположные сферы питают друг друга. Это антитеза, делающая их сильнее. До промышленной эпохи крафт был единственным способом создания натуральных вещей, хотя сегодня отстаивание крафта имеет более комплексное значение. Я верю, что именно эта связь делает отрасль крафта прекрасной и побуждает нас изображать собственный и коллективный опыт материализма.

Жизнь в эпоху одноразовых вещей, когда люди легко от них избавляются, и моментальный поток цифровых изображений требуют появления ощутимых и настоящих материалов.

Имеет ли смысл крафт?
Крафт – это не просто способ производства; пожалуй, это способ мышления. Он ставит под сомнение различные процессы работы с материальным миром и он возвращает определенный уровень человеческого достоинства. Крафт успокаивает наше быстро меняющееся общество.


«КРАФТ МОЖЕТ ВЛОЖИТЬ КОНТЕКСТ РЕГИОНАЛИЗМА И ИСТОРИИ В НАШУ ОСНОВАННУЮ НА КОМФОРТЕ ЭКОНОМИКУ»

Йошиаки Коджиро (Yoshiaki Kojiro), японский дизайнер, использующий экспериментальные процессы изготовления стеклянных предметов.

Yoshiaki Kojiro, Structural Blue, 2015. [Фото: Loewe Foundation]

Yoshiaki Kojiro, Structural Blue, 2015. [Фото: Loewe Foundation]

Yoshiaki Kojiro, Structural Blue, 2015. [Фото: Loewe Foundation]

Почему стекло?
Изначально я был архитектурным дизайнером. В один летний сезон я был очарован отношениями между стеклодувом и их работой. Примерно в это же время САПР (системы автоматизированного проектирования – прим. «Крафтапа») начали адаптировать под работу дизайнера. Такая технология обременяла меня сидеть возле компьютера весь день и я стал сомневаться, что занимаюсь важным проектом своего развития. Я хотел теснее работать с материалами, поэтому начал изучать стекло.

Мне очень интересен процесс, когда вещи приобретают свою форму. Однажды я оставил оранжевый цвет на столе. Я наблюдал, как он становится коричневым и усыхает. Примерно через полгода оранжевый стал твердым предметом, как неэластичный шарик для пинг-понга. Этот опыт показал красоту скрытой динамики в спокойной и тихой, конечной продолжительности жизни. Это большая удача для меня исследовать стекло и понимать, как преобразовать его свойства с помощью нагрева и силы тяжести. Эта трансформация по существу является жизненным циклом.

Как появилась Structural Blue?
Я обжигаю стекло в электрической печи, основанной на традиционной технологии литья стекла, называемой pâte de verre. Главная особенность моей работы – это получение пористого стекла путем смешивания пенящихся частиц со стеклянным порошком.

В случае Structural Blue я использовал порошок оксида меди в качестве пенящегося вещества. Плавильное стекло сдерживает газ, из которого выходит оксид. Форма постепенно заполняется пенящимся стеклом точно так же, как мы печем хлеб. После того, как стекло заполнило форму полностью, оно начинает сдуваться, освобождая газ. На заключительном этапе этого путешествия стекло принимает свою форму.

Какую роль играет крафт в эпоху промышленного производства?
Благодаря промышленным технологиям мы можем легко получать однородные продукты с хорошим дизайном. Таким образом, мы можем легко наслаждаться удобством и экономией средств. Однако я чувствую, что мы теряем наше воображение и уменьшаем чувствительность к материалам. Крафт может вложить контекст регионализма и истории в нашу основанную на комфорте экономику.

Имеет ли смысл крафт?
Таинственный шарм, созданный посредством проб и ошибок, опираясь на опыт и интуицию, является абсолютно необходимым элементом нашей жизни. Крафт – это важное явление, которое начинается с физического чувства взаимосвязи между материалом и человеком. Этот дух и телесность связаны не только с творчеством, но и с основами человеческой деятельности.

Комментарии (0)
Comment nouser avatar
0 из 15

Войдите через социальную сеть:

Другие публикации